«…125 блокадных грамм с огнем и кровью пополам…»

27 января 1944 года был освобожден от фашисткой блокады город Ленинград. Самоотверженные ленинградцы продержались 872 дня в тяжелых условиях осады. В память о мужестве и самоотверженности защитников города, стойкости его жителей был учрежден День воинской славы России.

Тем, кто родился после войны, многого уже не понять и того, что пережило военное поколение — не пережить. Тем не менее слова «война», «блокада», «Ленинград» вызывали и будут вызывать у будущих поколений чувство гордости за людей и чувство неимоверной боли. Это то, чем можно гордиться. И сегодня мы должны отдать дань вечного уважения и вечной благодарности тем, кто пережил блокаду. Они сумели совершить невозможное — пережить ад. И не только пережить, но и остаться людьми.

Центральная городская библиотека им. К. И. Богацкой г. Дальнегорска приняла участие во всероссийской акции «Блокадный хлеб», которая охватила все регионы нашей страны. С 18 по 27 января в читальном зале библиотеки, в школах ДГО, в индустриально-технологическом колледже прошёл ряд мероприятий, посвященных дню полного освобождения Ленинграда от фашисткой блокады, в память о подвиге ленинградцев-блокадников.

Пока мы помним о ленинградцах – они живы в наших сердцах. И сохранение памяти о них – это самый простой и доступный способ выразить свои чувства по отношению к ним.

Девять страниц записной книжки, написанные детской рукой, поведали миру о трагедии, которая произошла только в одной из многих ленинградских семей. Рассказ о дневнике одиннадцатилетней школьницы Тани Савичевой нельзя слушать без боли и содрогания. На презентации книги Ильи Миксона «Жила – была…» ребята вспомнили историю юной блокадницы, затаив дыхание, слушали отрывки из книги, разглядывали фотографии её родных и восхищались героизмом смелой девочки–ленинградки. 

Илья Миксон писал: «Блокадный дневник девочки до сих пор волнует людей, обжег мое сердце. Я решил рассказать о былом и отправился по следам горя, безмерных страданий, безвозвратных потерь…».

Специалисты читального зала центральной библиотеки  на Уроках мужества «Блокадный хлеб» рассказали ребятам о  его составе:  пищевая целлюлоза 10 %, жмых 10 %, обойная пыль 2 %, выбойки из мешков 2 %, хвоя 1 %, ржаная обойная мука 75 %. При выпечке этого хлеба формы для выпечки смазывали соляровым маслом (другого не было). В начале блокады хлеб пекли из смеси ржаной, овсяной, ячменной, соевой и солодовой муки. Через месяц к этой смеси стали добавлять льняной жмых, отруби и муку из затхлого зерна.

На ребят произвел большое впечатление рассказ о норме хлеба блокадников, детской норме и составе хлеба, а также о том, что значили в то время хлебные карточки. В ходе мероприятия звучали стихи (О. Бергольц, Л. Пожидаевой), ребята познакомились с книгами, рассказывающими о жизни людей в блокадном городе, дающими представление о долге, мужестве, героизме людей, переживших блокаду, о героических и, вместе с тем, трагических событиях, связанных с обороной и блокадой. Рассказ сопровождался показом слайдов.

Ключевым символом памятных мероприятий стал кусочек хлеба весом в 125 граммов. Ребята смогли воочию увидеть норму суточного хлебного пайка,  который помещался на ладони. Эта блокадная пайка в 125 г. будет всегда напоминать всем живым: «Люди! Это никогда не должно повториться! Нет ничего дороже жизни на земле! Цените и жизнь и цените основу жизни – Хлеб! Пусть небо над нами будет мирным, пусть будет слышен детский смех и никогда не раздадутся страшные слова «война» и «блокада»!

 

lybdal

Похожие статьи
Комментарий ( 1 )
  1. Татьяна
    04.02.2020 at 5:23 дп
    Reply

    Вот так, исполнены любви, из-за кольца, из тьмы разлуки друзья твердили нам: «Живи!», друзья протягивали руки. Оледеневшие, в огне, в крови, пронизанные светом, они вручили вам и мне единой жизни эстафету. Безмерно счастие мое. Спокойно говорю в ответ им: — Друзья, мы приняли ее, мы держим вашу эстафету. Мы с ней прошли сквозь дни зимы. В давящей мгле ее терзаний всей силой сердца жили мы, всем светом творческих дерзаний. Да, мы не скроем: в эти дни мы ели землю, клей, ремни; но, съев похлебку из ремней, вставал к станку упрямый мастер, чтобы точить орудий части, необходимые войне. Но он точил, пока рука могла производить движенья. И если падал — у станка, как падает солдат в сраженье.

Оставить комментарий